Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Особенность профессионального образования моряков
торгового флота Российской империи в конце XIX в.

Куликова Мария Левтериевна
Внимание к профессиональному обучению, возникшее с середины XIX века, было вызвано вступлением России в индустриальную эпоху и развитием промышленного производства, которое привело к усилению специализации и разделению труда. Распространением прикладной науки и практических знаний активно занимались научные и технические общества (Русское техническое общество, Московское общество распространения технических знаний и др.). Распространенной практикой было изучение зарубежного опыта подготовки рабочих и других специалистов, разработка новых законопроектов нуждающейся в реформировании системы общего и профессионального образования, участие в учреждении профессиональных учебных заведений, проведение съездов деятелей профессионально-технического образования, издание научной, учебной и методической литературы. В рамках морского профессионального образования работой во всех перечисленных направлениях занималось Императорское общество для содействия русскому торговому мореходству (далее - Общество или ИОСРТМ). Члены Общества считали, что отсутствие системы учебных заведений, готовивших моряков для морской коммерческой деятельности является одновременно причиной и следствием слабости российского торгового флота[1]. Поэтому с момента учреждения ИОСРТМ членами Общества разрабатывались проекты для развития мореходного образования, которые передавались на рассмотрение в министерства. Общество также занималось широким спектром проблем, связанных с существовавшими и открывавшимися мореходными учебными заведениями.

Организация мореходных классов

К середине XIX века во всей Российской империи существовало лишь шесть учебных заведений, готовивших моряков для коммерческого флота: Кронштадтская рота торгового мореплавания, Херсонское училище торгового мореплавания, шкиперские курсы в Архангельске и в Кеми, навигационные курсы в Либаве и частное навигационное училище в Риге. Развитие промышленности и торговли в этот период привели к децентрализации управления техническими и коммерческими учебными заведениями, демократизации состава выпускников, возникновению неправительственных учебных заведений[2]. В этом направлении развивалось и морское профессиональное образование. Чтобы создать сеть образовательных учреждений для подготовки судового состава торгового флота, решено было на законодательном уровне создать условия, при которых открытие и работа учебных заведений была доступна для жителей всех побережий страны. В 1867 г. вступили в силу «Положения о мореходных классах», согласно которым «купеческим, городским и всяким другим обществам разрешается учреждать в прибрежных местностях империи мореходные классы»[3]. Согласно этому документу группа частных лиц (как правило это были представители местных предпринимательских кругов), заинтересованная в открытии мореходного класса должна была подавать заявление в Министерство финансов и Министерство народного просвещения. Из местной общественности формировался специальный комитет, члены которого обязаны были вносить ежегодную плату на содержание класса. Правилами не были определены ни срок работы комитета, ни его состав, ни даже его обязанности. Учебные заведения подчинялись одновременно двум министерствам. Министерство финансов отвечало за материальное обеспечение учебного процесса, выплачивая ежегодные субсидии (размер устанавливался от 500 до 1000 рублей, хотя иногда суммы были большими). Министерство народного просвещения осуществляло контроль за учебным процессом. Обучение в мореходных классах было бесплатным. Для поступающих обязательными требованиями, помимо возрастного ценза в 21 год, были владение грамотой и наличие опыта плавания. Правила для производства испытаний (принятые вместе с «Положениями») впервые в истории отечественного торгового мореплавания законодательно установили судоводительские звания, согласно которым классы делились на три разряда: для приготовления штурманов (помощников капитана) каботажного плавания, шкиперов (капитанов) каботажного и штурманов дальнего плавания, и шкиперов дальнего плавания. Сроки обучения не устанавливались - ученики имели право сдавать экзамен уже после первого года обучения. Помимо внутреннего экзамена в классе, для получения свидетельства на плавание выпускник должен был держать экзамен перед правительственной комиссией. Согласно Положениям, государственное свидетельство было обязательным для работы на торговом судне (однако указывалось, что этот закон не распространялся на шкиперов и штурманов, которые до 1867 г. командовали судами и получили свидетельства от судовладельцев).
В 1881г. в Министерство народного просвещения было передано большинство учебных заведений, которые находились в ведении Министерства финансов, в том числе и мореходные классы. Многочисленные проблемы, выяснившиеся из запрошенных отчетов (многочисленные нарушения и неуспеваемость учеников, особенно мореходных классов, расположенных на побережье Азовского, Черного и Каспийского морей), привели к обсуждению вопроса о реформе мореходного образования, которые велись с 1884 по 1886 гг. и не привели к конкретным изменениям. Попытка выработать новые положения повторилась в 1894 г., однако были прерваны через три года, когда, согласно высочайше утвержденному мнению Государственного Совета, Мореходные классы вновь были переданы в ведомство Министерства финансов.
В период с 1867 по 1872 гг. было открыто лишь 5 мореходных классов (три - на побережье Балтики, одно в Архангельске, одно в Петербурге, кроме того статус мореходного класса получило навигационное училище в Херсоне)[4]. По инициативе ИОСРТМ с 1873 по 1881 г. было открыто 30 мореходных классов (11 на Балтике, три - на Белом море, 14 – на Азовском и Черных морях, два – на Каспийском море, два – на Волге, и один на реке Спири в Амурской области)[5]. В этот период в среднем ежегодно успешно сдавали экзамены около двухсот пятидесяти выпускников[6]. За период с 1881 по 1890 гг. было открыто только девять классов[7]. Данных об открытии новых учебных заведений после 1890 г в источниках не содержится[8]. К концу XIX в. мореходных учебных заведений было 42, в них обучалось 25 358 человек. К этому времени было подготовлено более 5 000 шкиперов и штурманов торгового флота[9].
Новая система учреждений по подготовке моряков торгового флота была создана на основе высочайше утвержденного «Положения о мореходных учебных заведениях» от 6 мая 1902 г. и действовала до революции 1917 г. В этот период система мореходных классов стала лишь частью новой структуры учебных заведений по подготовке торговых моряков. Согласно закону учреждались мореходные училища дальнего (3 года обучения) и малого плавания (2 года обучения), мореходные классы 3-классные, 2-классные, приготовительные мореходные школы (2-классные) и курсы мореходных знаний. К 1912 г. в стране имелось 5 подготовительных мореходных школ, 11-2-классных, 6 - 3-классных, 3 училища малого плавания, 6 училищ дальнего плавания, училище торгового мореплавания, торгово-мореходное училище[10].
 В Уставе ИОСТРМ, высочайше утвержденном в 1873 году, на первой странице, где определялись цели учреждения и деятельности организации, одним из пунктов значилось «открывать ... мореходные и судоходные учебные заведения», а также «участвовать в их поддержании»[11]. Классы были учебными заведениями низшего уровня. По мнению членов Общества развивать их было важно на государственном уровне потому, что «торговый флот начинается с рыболовства и мелкого каботажа, которые дают опытный персонал для судов дальнего плавания»[12]. Действительно, Общество сыграло большую роль в развитии системы морского образования. Оно не только способствовало открытию почти 30 классов, но и стало ресурсным центром, в котором концентрировалась информация о каждом учебном заведении, готовящем кадры для торгового флота страны. Общество активно пользовалось правом ходатайствовать перед правительством – широкая сеть Отделений, а также связи непосредственно с учебными заведениями позволяли Правлению иметь реальное представление о потребностях и проблемах конкретных преподавателей и учеников и оперативно реагировать на них. Помимо текущих вопросов члены ИОСТРМ в качестве экспертов участвовали в разработке законопроектов о мореходном образовании. Активно взаимодействуя и с представителями министерств, и с членами других общественных организаций, и с представителями местных администраций, и с преподавателями мореходных классов, члены Общества участвовали в создании особого поля для дискуссий, направленных на усовершенствование системы подготовки морских кадров для торгового флота.
Правление Общества находилось в Москве. Инициаторами учреждения конкретного мореходного класса (будь это портовый город или небольшая деревушка на побережье) были лица, непосредственно проживавшие там и знакомые с местными условиями в силу своей профессиональной заинтересованности. К Правлению обращались каботажники, узнавшие о существовании ИОСРТМ после открытия класса в соседней области, чиновники, офицеры военного флота. После первого обращения следовала переписка, в результате которой Правление получало сведения о количестве лиц, готовых оказать материальную поддержку в устройстве класса, информацию о потенциальных учителях в конкретном районе и других условиях, необходимых для открытия и существования класса. На основании полученных данных выносилось решение и посылались ходатайства к министрам финансов и народного просвещения. Даже в случае утверждения проекта учебного заведения могли пройти годы до его открытия. Одной из частых причин невозможности открыть класс и в общем острейшей проблемой мореходного образования была нехватка квалифицированных педагогов, знающих коммерческое мореходство. Поэтому Правление, а чаще Отделения ИОСРТМ, помогали с поиском учителей и оказывали им помощь.
Работа правительственных структур в отношении мореходных классов, как правило, носила формальный характер. Министерство финансов ограничивалось регулярными выплатами, установленными в момент учреждения каждого класса, не углубляясь в особенности финансовых нужд каждого учебного заведения. Министерство народного просвещения знало лишь о тех классах, которые регулярно присылали отчеты о своей деятельности, но далеко не все заведующие ответственно относились к обязанности высылать соответствующие бумаги. Попечитель Харьковского учебного округа в 1884 году в отчете Ученому комитету утверждал, что до 1881 года «Министерство народного просвещения имело сведения кажется об одном только Аксайском из отчетов по харьковскому учебному округу»[13]. Поэтому в ряде отчетов попечителей учебных округов (Кавказского, Харьковского, Дерптского и др.) можно встретить указание на то, что «de facto же классы эти находились в полном ведении и подчинении частного общества: «ИОСРТМ»[14]. По запросу Министерства народного просвещения перед составлением проекта реформы, в 1884 г., попечители учебных округов высылали отчеты мореходных классов, которые находились в их подчинении. Попечитель харьковского учебного округа в 1884 г. в письме в Министерство народного просвещения не смог не упомянуть про ИОСРТМ. В частности, он писал следующее «…учителя во все классы определялись Правлением означенного общества и считали его своим высшим управлением»[15].
Классы существовали не только за счет государственных субсидий, но и взносов местных «обществ» - лиц, выступивших с инициативой открытия класса и составлявших его комитет (руководящий орган). Но зачастую средств не хватало, и преподаватели обращались к Обществу с конкретными списками учебников, которые было необходимо приобрести, либо просили (часто через Отделения Общества) ходатайствовать об увеличении государственных выплат. В случае обоснованного обращения, подкрепленного фактическими данными, а также подтверждением Отделения, Правление оперативно реагировало и обеспечивало помощь через Министерство финансов (ходатайствуя об увеличении пособия) либо через собственную казну (единовременной выплатой). Подтверждением может служить случай обращения преподавателя Голопристанского мореходного класса (г. Колюжного). В письме сообщалось, что корабль, на котором он находился, опрокинулся во время шторма на Черном море. Колюжный уточнил, что до берега добрались только пять человек из семи, так как корабль со всем содержимым пошел ко дну. На судне находились все учебные инструменты и учебники, Так как они оказались утраченными, Колюжный просил Общество оказать помощь в приобретении новых учебных материалов. Правление обратилось в Географический департамент при морском министерстве, после чего в Голую пристань был выслан весь необходимый материал.  Общество помогало школам в вопросах государственного финансирования, и Вальдемар на заседании Правления в 1879 году отмечал, что «г. министр финансов предупредительно относится ко всем просьбам Общества, назначая для классов казенные средства»[16]. Однако, несмотря на то, что ходатайства выполнялись, процесс их прохождения через бюрократическую машину иногда занимал годы. Так, в 1870-е гг. в прибалтийских школах быстро росло число учеников, поэтому Общество ходатайствовало об увеличении пособий, что было выполнено Министерством финансов только в конце 1879 года (для каждой школы была выделена, но в среднем в каждой школе бюджет вырос в два раза). Иногда само Общество рассматривали как источник денежных субсидий. В 1884 году городской голова города Николаевска в ответ на запрос Общества о причинах неудовлетворительного положения николаевского мореходного класса назвал финансовую причину. И чтобы улучшить положение Обществу нужно было выделить «из своих денежных средств для класса ежегодно сумму 5 000 р.»[17]. Это невозможно было сделать в силу ограниченности средств организации, поэтому в Министерство финансов в этом же году было выслано ходатайство об увеличении пособия николаевскому классу на 500 рублей. Ходатайство было удовлетворено, о чем свидетельствует отчет николаевского мореходного класса за 1887 год[18].
 
[1] См. например: Вальдемар К. М. Как обеспечить будущность нашего морского дела. М. 1870; Шавров. О средствах к развитию русского торгового мореходства // Известия. 1886. Вып. 22. С. 60-78
[2] Сапрыкин Д. Л. Образовательный потенциал Российской империи. М., 2009
[3] Филлипов Ю. Д. История русского торгового флота со второй половины XIX века. СПб., 1908. С. 31
[4] Труды VI секции организационного комитета Высочайше утв. съезда русских деятелей по техническому и профессиональному образованию. Мореходные классы. СПб., 1889
[5] См. Приложение 2
[6] Виноградов В. В. Торгово-мореходное образование в России. М., 1897
[7] Там же
[8] См. Приложение 3
[9] Барбашев В. И. К истории мореходного образования в России. М., 1959
[10] Барбашев В. И. Указ. соч.
[11] Устав Императорского общества для содействия русскому торговому мореходству. М., 1873. С.1
[12] Шавров В.И. О средствах к развитию русского торгового мореходства // Известия. 1886. Вып. 22. С.172
[13]РГИА Ф. 95 Отдел торгового мореплавания и торговых портов Министерства торговли и промышленности. Оп 1. Д. 558.Переписка Министерства народного просвещения по вопросам деятельности мореходных учебных заведений. Л.90
[14] Там же. Л. 51
[15] РГИА Ф. 95 Отдел торгового мореплавания и торговых портов Министерства торговли и промышленности. Оп 1. Д. 558.Переписка Министерства народного просвещения по вопросам деятельности мореходных учебных заведений. Л.90
[16] Протокол правления 3 нояб. 1879 г. // Известия. 1880. Вып. 3. С. 63
[17] Протокол правления 26 апр. 1886 г. // Известия. 1887. Вып. 24. С. 77
[18] Отчет николаевского морского класса // Известия. 1887. Вып. 23. С. 93